среда, 17 февраля 2016 г.

Два мира

http://olga-andronova.livejournal.com/783379.html
Молодая девушка упала неудачно, стукнулась  головой и потеряла сознание. Её молодой человек вызвал «Скорую», её мать, повезли в Мариинскую. В «Скорой» она пришла в себя, но не могла вспомнить своё имя. В больнице просидели 2 часа, мимо ходили добрые бабушки-нянечки, советовали «потерпи, милая, крови же нету». Ленинград – город маленький, нашёлся общий знакомый с врачишкой, его версия «не, ну мужик таааакой наглый, за шкварник к ней отволок, посмотри да проверь, да нейрохирурга ему подай, прям такой весь нервный». Через 4 часа перевели-таки в палату.
Она вернулась в сознание полностью, вроде большого ушиба головного мозга не было.
Врачишка продолжил жалобы «вот прям всё для неё, и без неё тут больных много. А он вообще такой… сексуальный… на кровать к ней ложился».
Поясняю. В палате 7 (семь) человек. Присесть можно на край кровати – больше мест нет. Девушка ростом за 1,80, стройная, конечно, но не худая. Парень тоже. Там физически на их тощенькую кроватку вдвоем не улечься – разве какая камасутра врачишке привиделась. За своим больным в больничке надо самим ухаживать – на вас не напасёсси, а мать её сутками в лавке пашет, денег зарабатывает. Он и приглядывал.
Врачишкины камасутровые вздохи меня обеспокоили – попросила передать, что закатать ему губу с членом дело не сложное.
Потом на тамошних постоянных сквозняках она простудилась, температура за 39 – и попросили выписаться, болеть дома. В самом деле, не в больничке же болеть?! Выписалась.
В Германии переводчица рассказала про удивившего её русского мужика. Он бывший военный, перестроился, завели с женой бизнес, квартиру купили, ребёнка только одного – все силы уходили у них на бизнес, построение материального базиса семьи. Дочь уже студентка, можно, наконец, пожить - а у неё оказался рак. Он собрал денег, привёз её в Германию, в государственный госпиталь – это куда дешевле. Он говорит только по-русски. Наняли переводчицу, и она мне с удивлением «он ни слова по-немецки, но его все немцы в госпиталях понимают. Он говорит им по-русски, глядя в глаза. Они понимают его полностью». Спросила на примере. «Он попросил в реанимации после её операции остаться. Ему дали стулик. Там можно не более чем на 2 часа. А он просидел несколько дней, держал её за руку, когда она забывалась – уходил в коридор и плакал, прижавшись лицом к стене. Он им сказал – и они его русский поняли и оставили». Потом, после очередной операции, её поместили в палату на троих (государственный, повторяю, госпиталь). И он попросил у немцев себе раскладушку, лёг рядом, а там ещё две немки, катетеры венозные и мочевые, людям же неудобно рядом с чужим мужиком. Но он им сказал по-русски – и они поняли. Переводчица говорит: «я их спросила, не жалуются ли они на неудобство – а они найн-найн». Так и лежал с нею рядом, а когда она засыпала – выходил в коридор и плакал лицом в угол.
Вот уже два года ездят. Он рад за каждый её день.

Почему немцы понимают русский, а русские врачи – нет?

1 комментарий:

  1. Пока терпим эту блядскую незаконную диктатуру – лучше не будет. Эти вот «врачи» - и есть запутинцы.

    ОтветитьУдалить