среда, 28 января 2015 г.

Этап дела в ЕСПЧ по фальсификациям выборов

http://olga-andronova.livejournal.com/622062.html
По делу о фальсификации властями РФ выборного цикла, сформировавшего нынешний незаконный состав ГД РФ и ЗакС города федерального значения Санкт-Петербурга, мы сдали в ЕСПЧ анализ ответов правительства РФ – т.наз. Меморандума на вопросы ЕСПЧ. Наш юрист в ЕСПЧ Лиза Напара, которая и ведёт всё дело (она же – автор иска в КС РФ и нашей победы там) написала настолько грамотно и кратко, что комментировать мне нечего. Все тексты на рус. и англ. языках см на сайте SpasiPiter.ru, здесь размещу только анализ изделия чинуш из-под г.о. матюшкина, их явных глупостей, потуг отовраться... пардоннэ муа – исказить достоверную информацию, не-ответов и пр. - на рус. яз.
Вопрос втуне: за что эта толпа деньги из нашего бюджета получают, в Европе проживаются и жрут пищу, россиянам ныне хуйловыми санкциями недоступную?

Да, и Лиза сегодня проверила состав нашего дела, чтобы он не того… не исчезло в неизвестном направлении как дело Ю.Т. Шутова, полностью или по частям, наиболее неудобным для чинуш. У нас там этажерка целая :-).
 

Европейский суд по правам человека

F - 67075 Strasbourg-Cedex

 Дополнения
к Меморандуму заявителей от 13 января 2015 года по жалобе № 75947/11

 Заявители направляют в Суд настоящие дополнения к Меморандуму заявителей от 13 января 2015 года в связи с получением Заявителями меморандума Правительства на английском языке в середине января 2015 года по независящим от Заявителей обстоятельствам.
I.                 После анализа Меморандума правительства Заявителями были выявлены следующие несоответствия, касающиеся смысловой нагрузки Меморандума:
·     В следующих пунктах в английском тексте Меморандума выделены курсивом ряд предложений, имеющий по мнению Правительства существенное фактологическое значение: 7,18,21, 23, 26, 27, 28, 29, 36, 37, 43, 48, 63, 64, 72, 73, 86, 99, 127, 128, 130, 136, 142, 143, 146, 150, 151, 155, 160, 164, 166, 167, 170, 182, 195, 196, 206, 213, 214, 220, 228, 229, 235, 243, 244, 261, 264,285, 286, 289, 291, 300, 302, 317, 323. Заявители не видят иных оснований менять оригинальное форматирование, кроме как подача информации с другим уровнем эмоциональной окраски;
·   В пункте 217 Меморандума в русском варианте имеется упоминание решения по вопросу приемлемости №18997191 - его нет в английской версии. Причины сокращения переводчиком оригинального текста Заявителям не ясны;
·    Несмотря на предоставленное Правительству дополнительное время для подготовки документа Меморандум содержит расхождения по сноскам: в пункте 271 сноска в русском варианте - №5, а то время, как в английском варианте - сноска №9, сноска №6 в русском превратилась в сноску №11 в английском тексте (пункт 278 Меморандума), также сбилась нумерация сносок в пунктах №297, 307, 309, 311;
·      В пункте 319 Меморандума в английском варианте содержится лишняя фраза о необходимости сторонам дать комментарии по поднятому вопросу.
Заявители полагают указанные моменты, во-первых, демонстрирующими небрежность Правительства при подготовке столь важного документа, как Меморандум, а, во-вторых, желание Правительства дополнить уже предоставленный в Суд вариант документа после истечения срока предоставления. Учитывая, что срок для предоставления меморандума на английском языке был предоставлен Судом, как исключительное (дополнительное и экстраординарное) право, злоупотреблять им посредством доработки изначально неготового документа представляется недопустимым.

II.               Поскольку меморандум представляет собой многостраничный документ, содержащий ответы Заявителей на вопросы суда и оценку позиции Правительства, Заявители считают необходимым представить Суду краткое резюме, суммирующее основные идеи документа
1. Первая группа вопросов Суда посвящена процедуре рассмотрения жалоб Заявителей. При этом Суд интересуется, имелись ли у Заявителей эффективные внутригосударственные средства защиты прав, предполагаемые нарушения которых послужили основанием к направлению жалобы.
     На страницах с 1 по 31 находится подробный и доскональный анализ всех пройденных Заявителями средств правовой защиты.
      Все судебные органы, которые должны были дать надлежащую оценку многочисленным нарушениям избирательного закона, этой задачи не выполнили. Десятки свидетелей в рамках допроса в судебных заседаниях подтвердили факты фальсификаций, но суды не пожелали учесть эти обстоятельства.
    Многочисленные обращения Заявителей в избирательные комиссии, правоохранительные и судебные органы, исключая Конституционный Суд, привели Заявителей к выводу, что в Российской Федерации на практике право Заявителей, гарантированное статьей 3 Протокола 1 к Конвенции, ничем не защищено. КС РФ установил отсутствие на момент парламентских выборов в законе порядка защиты избирательных прав и обязал законодателя прописать соответствующую процедуру. Однако в силу невозможности для Заявителей инициировать разбирательство по факту фальсификаций указанное Постановление КС РФ не представило Заявителям реальных возможностей защиты (подробнее в разделе 2.4. Жалобы). Заявители считают необходимым столь подробным образом проследить обращения всех Заявителей во все возможные органы, чтобы продемонстрировать Суду их безрезультатность и бесперспективность, с общим выводом об их неэффективности (пункт 160).
    2. С целью наглядной демонстрации порядка и результатов произведенного пересчета голосов Заявители предлагают вниманию Суда таблицы (Приложение 73), которые явно свидетельствуют об общей направленности пересчетов на увеличение голосов избирателей в пользу политической партии «Единая Россия». Цветные графики облегчают восприятие объемного количества информации (Графики № 1-№ 4), а подробные схемы позволяют разобраться в мельчайших деталях фальсификации (Таблицы № 1-№ 4).
    3. Ответы Заявителей на седьмой и восьмой вопрос Суда имеют своей целью продемонстрировать Суду, какие из протоколов избирательных комиссий являются достоверными, а какие сфальсифицированными. Правительство утверждает, что достоверными являются протоколы так называемого повторного подсчета голосов, тогда как десятки протоколов с огромного количества участков являются якобы недостоверными и содержат серьезные нарушения, на которые указано в таблицах Правительства.
    В действительности, подлинными и достоверными следует считать протоколы, представленные Заявителями. Эти протоколы были составлены в условиях полной прозрачности и общественного контроля. Они официально получены Заявителями –  наблюдателями, членами комиссий и кандидатами в депутаты – и содержат подлинные подписи членов комиссий, удостоверенные печатями комиссий. Эти протоколы были выданы в соответствии с Законом по требованиям Заявителей после окончания подсчета голосов.
     Таким образом, протоколы, которые были выданы на руки наблюдателям и иным лицам, контролирующим процесс выборов, отвечали требованиям достоверности. Основания для пересчета голосов являлись надуманными, что подробно изложено в ответе на вопрос Суда № 7. Уличенные в фальсификации руководители УИК использовали любые оправдания, включая самые одиозные: усталость, стресс, психологический прессинг, а одна из председателей, не имея возможности логически объяснить неизвестно откуда взявшиеся расхождения, попросту оценила свое состояние как абсолютно неадекватное.
   Правительство предлагает Суду поверить в то, что все оспариваемые ими первоначальные протоколы, составленные в присутствие сотен людей, содержали ошибки. Трудно представить, что одновременно и синхронно на таком огромном количестве участков все участковые комиссии допустили столько ошибок, что потребовалось проведение повторного подсчета голосов. Для демонстрации массовости пересчета можно взять результаты голосования в Государственную Думу Федерального Собрания РФ по 22 территории Санкт-Петербурга, где данные итоговых протоколов были пересчитаны по 29 из 34 избирательных участков (более 85 %), и во всех случаях политическая партия «Справедливая Россия» потеряла, а политическая партия «Единая Россия» приобрела около 200 голосов, а по некоторым и более – например, участок № 723 – приписки составили 440 голосов. Кроме того, те недостатки протоколов Заявителей, которые отмечаются Правительством в их таблицах, даже при ближайшем рассмотрении представляются ничтожными, допущенными избирательными комиссиями, а не Заявителями, и не препятствующими установлению итогов голосования. При этом по участкам Второго, Третьего и Четвертого заявителей (Андронова О.О., Андронов А.В., Николаева Т.А.), где последние исполняли функции членов УИК, Правительством не конкретизировано и не приведено НИКАКИХ недостатков.
      Сам по себе так называемый повторный подсчет голосов, имевший столь массовый и согласованный характер и произведенный с нарушением принципа открытости (при отсутствии членов комиссии и наблюдателей) является незаконным по смыслу Конвенции, даже если соответствующие нормы существуют в национальном законодательстве, в данном случае в пункте 9 статьи 69 Закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации».
         Пункт 2 статьи 69 того же Закона гарантирует прозрачность процесса выборов в целом и подсчета голосов в частности посредством права наблюдателей постоянно присутствовать на всех этапах выборов, из которых важнейшими являются голосование и подсчет голосов. При пересчете голосов нельзя было пренебречь этими требованиями. В то же время данные, приведенные Заявителями в ответе на вопрос Суда № 7, демонстрируют Суду полное отсутствие гласности и прозрачности при так называемом повторном подсчете голосов. На этом основании Заявители возражают против попыток оправдать возможность внесений любых изменений в протокол избирательных комиссий в обстановке секретности, закрытости, непрозрачности.
        4. По некоторым вопросам Суда Правительство вообще уклонилось от ответа:
        - когда был произведен повторный подсчет голосов;
       - всегда ли изменения в тексте протокола были в пользу партии «Единая Россия» и тому подобное. Запрошенные Судом документы не были предоставлены под предлогами доступности запрашиваемых данных в Интернете, а также и вовсе недопустимой ссылки на невозможность направления первых экземпляров документов Суду, а именно, «в какие-либо организации иначе, как в установленном законом порядке» (цитата из Меморандума Правительства). Заявители полагают, что указанное обстоятельство следует рассматривать как нарушение статьи 38 Конвенции об обязательном сотрудничестве с Судом по рассматриваемым делам.
5. Заявители далее в своем Меморандуме кратко остановились на доводах Правительства, которые были выдвинуты с целью признания жалобы неприемлемой, и продемонстрировали безосновательность таковых.
Итог анализа Заявителей
        Право, гарантированное статьей 3 Протокола 1 к Конвенции, было фундаментально нарушено. Фактически была оправдана масштабнейшая фальсификация результатов выборов по Санкт-Петербургу. На практике оказалось, что это право ничем не защищено. Это вызвано двумя главными причинами.
        Первое. И избирательные комиссии, и правоохранительные, и судебные органы активно уклоняются от рассмотрения вопросов, связанных с нарушениями, допускаемыми в процессе проведения выборов. Под любыми предлогами правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела по таким фактам преступлений в области избирательных прав, суды не желают рассматривать по существу жалобы в порядке главы 26 ГПК РФ, регламентирующей защиту конституционных прав, а избирательные комиссии попросту пересылают обращения в другие инстанции. Если вышестоящая инстанция обязывает их к рассмотрению таких жалоб по существу, они по всем делам всегда отказывают признать какие-либо нарушения. Учитывая широкий опыт, полученный Заявителями по данному делу, можно говорить о согласованной позиции всех государственных органов, включая органы судебной власти и правоохранительные органы, по непризнанию нарушений даже в тех случаях, когда эти нарушения с очевидностью Заявителями продемонстрированы. Системность, эндемичность и согласованность данного явления в целом свидетельствует об отсутствии независимости этих органов, включая судебные, а при отсутствии независимости судов рассчитывать на восстановление нарушенных избирательных прав невозможно.
         Второе. Созданные в государстве общие демократические механизмы не срабатывают, и это выявляет порок политической системы, включая систему организации выборов в стране – неподконтрольность обществу избирательных комиссий, от низовой до центральной, проблемы и дефекты формирования этих органов. Тем не менее, институт наблюдателей и членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса является важнейшим инструментом общественного контроля за деятельностью избирательных комиссий и обеспечивает прозрачность процесса голосования, достоверность его итогов и справедливость выборов в целом. Указанный институт – весьма эффективный сам по себе – помог высветить нарушения, злоупотребления и манипуляции, совершенные с голосами избирателей. Для внесения изменений в результаты выборов, проведенных под надзором сотен и тысяч наблюдателей, потребовались беспрецедентные по своей дерзости и наглости фальсификации уже изготовленных и выданных наблюдателям протоколов. Десятки и сотни избирательных участков пошли на эти изменения, а руководители УИК опустились до ссылок на усталость и признания в выдаче и подписании якобы неготовых протоколов, лишь бы оправдать существенные – в сотни голосов – приписки, сделанные в пользу партии «Единая Россия». Эти действия являлись согласованными, повсеместными, синхронными, обнаруживают одну и ту же тенденцию и свидетельствуют о единообразии указаний, полученных от бенефициаров подобных фальсификаций.  Распространенность этого явления и общий алгоритм поведения всех УИК свидетельствует о выработанной технологии фальсификации голосования.

III.             В отношении мирного урегулирования вопроса… - Заявителями НЕ ПУБЛИКУЕТСЯ. Любой текст, если он появится где-нибудь, будет являться наглой фальсификацией и провокацией в интересах ответчика.

 Представитель Заявителей по доверенности,  Е.П. Напара

 

2 комментария:

  1. Я хочу для своей страны и в своей стране справедливости – justice. И нам удалось добиться этого в Конституционном суде РФ. Не наша с Вами вина, что в прочих судах РФ под незаконной властью двух выпускников юрфака ЛГУ творится беспредел по типу гитлеровских судилищ. И тем не менее, есть исключения – честные судьи. Есть и хитрые – по ряду решений могу это утверждать. Вроде и себя обезопасили – и нам пас отдали в нужном направлении.
    Надо бороться за свою страну, потому что это мы – Россия, а не кучка проституток типа залдостановы&потупчицы. Та мразь криклива – как любая съемная тварь на трассе. Но они – не Россия, да и мало их, если всерьёз посчитать.
    А нам, нормальным русским, приходится опять воевать. Карта так легла. И я убеждена, что если есть у России путь вспять от хуйловой пропасти – то он только через правовое поле. Кровью и смертями светлое будущее не унавозишь.

    ОтветитьУдалить