вторник, 14 апреля 2015 г.

Пожары-самопалы

http://olga-andronova.livejournal.com/649418.html
По поводу забайкальских пожаров припомнила наш местный опыт. Нынешняя дача у нас 15 лет. Первые годы весной регулярно шли палы по сухой траве от дороги. То ли какая сволочь цыгарку непотушенную в окно машины кидала, то ли гопота деревенская поджигала. Автолюбителя не отследишь, а местных пацанов как-то раз наши работники поймали за поджогом травы и притащили. Стоят-ревут, что их отец/мать убьют, коли мы их сдадим. Видок у них и в самом деле неприглядный – грязные, тощие, одеты абы во что. И как объяснить идиотам, что там, где они пал пускают – стоит газовый распределитель и трубы протянуты, по которым и их семьи обогреваются и еду варят? Желание нагадить богатеям было в них куда сильнее разума. «…мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем. Мировой пожар в крови – господи, благослови…»
Голодные, полуодетые, сопливые. Покормить и отпустить – что еще с ними поделаешь…
Но я сейчас о других. Дома наши стоят на пригорке (метров в 10), дома двух-трехэтажные, так что видно далеко. Огонь раньше подходил с двух сторон, газовое хозяйство – с одной из них. Наш дом во второй линии, после бетонки, так что прямо нам не угрожает. Но опять-таки – газ. В субботу стою на кухне у мойки и вижу, что трава горит. Топография у нас такая, что к газу огонь подбирается через проход между песчаным бугром ростом метра в 4-5 и болотцем. Муж с детьми уехал по делам. Хватаю лопату, бегу вниз, звоню мужу, соседям, пожарникам. Пожарная девушка меланхолично сообщила мне, что если машин у них свободных сейчас нет, все заняты тушением таких вот возгораний, а если огонь дойдёт до газовой станции – пиздец будет. Такими именно словами.
Я пыталась землей закидывать линию пала. Соседи у нас русские, евреи, армяне. Пришли с лопатами только армяне, причем некоторые такие старики, что я застеснялась – здоровьем-то выдержат?
Армяне молча, не тратя времени и сил на объяснения с тёткой (мною) встали цепочкой на горящую траву в узком месте прорыва и перекопали , потом добили прорвавшиеся к нам языки огня.
Соседи-евреи отговорились старостью-немощью, хотя по возрасту мои ровесники. Сосед-русский пришел позже в подпитии извиниться и сослался на то, что занят был – выходной отмечал.
Мы потом выкупили землю внизу, очистили от строительного мусора и сделали дорогу – т.наз. минерализованную полосу, через которую теперь никакой пал не пройдёт.
Понимаете, я всегда считала свою нацию самой лучшей: русские добрые, сообразительные, дружные, всем миром любую горесть задавим и т.п. и т.д.

Вот к старости да глядя на хуйло задумываться начала.

1 комментарий:

  1. Дом они уже продали. Тогда меня то поразило, что это были не местные, питерские, а приезжие из Еревана – гостили. Тогдашний наш сосед – сын их народного художника. Им наше газовое горе вообщем-то было вообще до фени. Приехали погостить-отдохнуть, посидели, песни спели, выпили – уехали. Эти вообще могли поскакать по своим машинам и удрать – легко. Но они кинулись бороться с бедой. А те, у кого дома, имущество (причем у части – единственное жильё, они как раз перебрались с северов под Питер), - отсиделись в сторонке, хотя угроза была им.
    И так было не один раз, не одну весну. Я знала уже потом, что к Гайку могу обращаться. Его нет, так кто б в доме не был – выскочат с лопатами. А так наз. «наши» - нет, сроют, отскулятся.
    Мы потому и участок внизу прикупили как деньгами разжились – не рисковать же.

    ОтветитьУдалить