среда, 20 мая 2015 г.

ВМСЗ: Достоевский прописал

http://olga-andronova.livejournal.com/661150.html
Разговорилась тут с одной из медсестер, что вторую неделю моё тело, иногда и бессознательное, на койке кантовали.
Она немка, из-под Кёльна. 15 дней работает, 15 проводит дома. Немолодая – старшей дочери уже 42 года. Куча внуков. Всего дочерей у них с мужем три. Потом у мужа начался диабет. А сына хотелось. И они усыновили 5-летнего мальчонку из детского дома на Урале. Я её спрашиваю «тяжело было?». Она, твёрдо, «нет». «Как же,- говорю, - свой родной в 13 лет такие пенделя начинает выкаблучивать – Господи, помоги!». «А, это? Так и с дочками те же проблемы, но это же дети, оно всегда так».
Сейчас у этого русского уже жена и двое детей. И я, без задней мысли, спрашиваю «а по-русски он хоть что говорит? Что-то помнит?». «Ой, - отвечает, нет, пара слов. Я об этом сожалею и прошу его, чтобы он со своей родной матерью Еленой почаще общался и русский учил».
«Это, - спрашиваю, - как? Вы ж усыновили?». «Да, - отвечает, - но она же мать. Мы его и к маме отправляли съездить перед свадьбой за – как у вас, русских? – благословением. Я бы хотела, чтобы он и внуки знали язык предков».
Спрашиваю «а у Вас русские в родне есть?». Отвечает «нет, мы немцы, но у него-то родня в России».
Я не сдержалась «ага, родня. А пацана в детдом сбросила». «А это у неё любовь была. Неудачная».
Тут медперсонал хороший, душевный, поговорить есть с кем. Но вот эту женщину я как первый раз увидела – приняла за русскую. Мне все добрые русскими с лица кажутся.
Ещё она сказала, что знает, что у нас сейчас нельзя усыновлять детей иностранцам из-за того, что в Америке двое погибли; но Германия – не Америка, и вообще – всякое и в родных семьях бывает, родители бывают очень неаккуратны. Об отказе в усыновлении сожалеет: раз уж Россия такая бедная страна, надо хоть детям её помогать.
Бедная. Зато ублюдками богаты – отбавлять давно пора. Вагонами. На северА.
И ночью подумалось мне, как бы вот взять всю эту астахова-мизулину-яровую нечисть и … поговорить с ними. Поработать. Вдумчиво. Я ж всё-таки русская, «да, скифы мы…». Двери, само собой, припереть поплотнее – не оскорблять же слух сограждан.
А потом ещё подумала – да не чикатилы ж мы, в самом-то деле. Добрейшей души человек, благотворитель, милосердец и светоч русской философии и литературы Фёдор Михайлович Достоевский и на этот случай заповедь дал: высшая мера социальной защиты.

Кто мы такие, чтоб с классиком спорить?!

1 комментарий:

  1. Я смерть зову – мне видеть невтерпёж
    Достоинство, что просит подаянье;
    Над простотой глумящуюся ложь…» (с) 66ой сонет Шекспира.
    Полтысячелетия прошло.

    ОтветитьУдалить