понедельник, 1 августа 2011 г.

Рукописи не горят


Прочла книгу Эдуарда Филатьева «Тайна булгаковского «Мастера». Читать не рекомендую. Меня заинтересовало понимание проблемы инженером, выпускником МЭИ. Взгляд технократа – это иная модель мира, более адекватная, нежели у гуманитариев и интеллиХентов. Поэтому в книге увидела две вещи, изменившие мое понимание ситуации с писателем.

1. Ранее я думала, что жизнь Булгакова Сталин оберегал потому, что понимал ценность его дара. Это же мнение встретила у Джона Фаулза – про то, что фараоны ценили талантливых рабов, которые делали для них пирамиды, статуи и росписи, как Сталин. Т.е. понятие ценной вещи, а не человека, создания Божиего.

Ага. До меня из книги впервые дошло, что ценность Булгакова была для большевицкой власти прямой, а не переносной. За постановку его пьес за границей платили валютой. На валюту большевики покупали то, чего не стало в России после их безумного «эксперимента». На всяких михАлковых приходилось тратить средства из бюджета – кому эта писанина была нужна за свои деньги? Также сейчас Путин тратит бюджет на опусы очередного потомка бесславного отродья мигАлковых. Эх, присосались так называемые «инженеры человеческих душ» хлебать из бюджету с начала катастрофы. А Булгаков в отличие от всех этих транжир бюджет наполнял реальной деньгой – валютой!

К Булгакову в гости ходили сотрудники американского посольства, и его посол, консул и пр. сотрудники приглашали к себе на приемы. Сталин же как раз в 30е заигрывал с Францией (см. книгу Ю.Н. Жукова «Иной Сталин») и США из боязни Германии и Гитлераю. У американских евреев денег взял под залог Крыма. .

Так что ничего типа души у Сталина и его подельников не было. Голая жажда наживы и больные амбиции гнилых душ.

2. Почечная болезнь. У Булгакова она была как и у его отца. Вроде – по наследству. Но от той же болезни умер сын Е.С. Булгаковой (Нюрнберг) Евгений Евгениевич Шиловский. И роковой возраст М.А, пережил – болезнь началась позже. Так, может, прав Филатьев – его отравили средством, спровоцировавшим апокалипсис в принципе не очень здоровых почек? Напоить мог кто угодно – Булгаковы жили на широкую ногу, таскались к нему стукачи от гэбья, капнуть что-то в еду или вино было разрешимой задачей. Все эти «спецы» Казаковы/Майрановские, производители отрав, были у гэбья всегда под рукой.

3. Почему вдруг убили? Филатьев полагает, что Сталин обиделся: пьесу «Батум» про него написал паскудно, а себе роман «Мастер и Маргарита» отгрохал классный. Неуважуха, однако. Да, по понятиям воров и бандитов, мог заказать смерть Мастера.

Деньги все равно капали, свою долю убийцы-большевики получали исправно. Уменьшение потока не зависело от того, жить Мастеру или умереть. Поток уменьшался из-за войны в Европе.

Роман – великое произведение, печатать его большевикам – гэбью, ворью и убийцам - было невозможно. Вспомните, как изменился российский мир после публикации. Все публикации доморощенных диссидентов такого очищения произвести не могли (отчасти вследствие литературного невеликого достоинства). Из булгаковской искры возгорелось пламя, очистившее память нации. В этом пламени сгорели все эти фаддевы-михалковы и прочая окололитературная нечисть. Еще не оценено, как повлиял роман на миросознание молодых, на воссоздание правильной истории страны, на возбуждение праведной ненависти к большевицким ублюдкам, на выявление подонков и предателей среди «мэтров» сталинско-хрущевско-брежневского режимов. Учепные труды читать нудно, а Булгаков создал КАРТИНУ.

Кстати, много мрази спеклось на «Мастере и Маргарите», когда они начали пристраиваться к его памяти. Ведь у Елены Сергеевны лежали дневники с ФИО конских, жуховицких, дмитриевых, майгелей и пр. Вот и встретились, как в Новом завете у гробницы – убитый и его предавшие.

Но книги имеют свою судьбу (с). Так что роман расползался бы по стране. Убийство Булгакова заморозило это расползание на годы, пока соратнички/товарищи не убили Сталина. Через 10 лет ее опубликовали. Может, и потому, что боялись повторения с опусом Пастернака. Уж всяко булгаковское творение Нобелевской премии заслуживало. И отрекаться автор бы не стал J. А потом еще 20 лет - и сгнивший режим расползся.

В этой версии убийство Булгакова – это месть автору, и убийство не только автора, но и попытка убийства книги.

Но рукописи и подлинно – не горят.


Комментариев нет:

Отправить комментарий