понедельник, 11 марта 2013 г.

Конец Гуттенбергу или новая эпоха?

Единственное место, где я читаю печатную лабуду – аэропорты и самолеты. Пока не удобно/не дают включить свой ноут. Даже не читаю – пробегаю вдоль и поперек, выхватывая суть. В каких-то то ли итогах, то ли ихспертах (уточнила- в Эксперте) набрела на интервью с новым главой ВАКа – старым министром образования Филиппова. То есть у человека, извиняюсь (именно sic!) за термин, бэкграунд грязноватенький, но видимо на безрыбье и этот сгодился посвистеть. И он-таки та-а-а-а-к свистнул… Пробросом про очистку от деланых кандидатов с докторами, и впредь постараться не пускать, а главное: для чиновников и бизнесменов ввести утешительный приз - специальные степени master/doctor of public administration и аналог для бизнесуев, только с заменой на термин business. И ни хрена, что MBA как торговая марка уже заезжен. MPA добавим – и сойдет за нового.
Сюрприз из серии «и невинность как бы соблюсти и капитал приобрести». Публичным домом попахивает. И вообще «где ж я буду харчеваться?» (с) Шариков, «Собачье сердце», М.А. Булгаков.
Впрочем, что это я? Какая уж в науке честь, коли нечего есть? Ведь бюджет на науку разворовывают похлеще олимпиадных и АТЭСовских строек. Недаром как мухи на мед слетелись всякие чубайсы с вексельбергами на сколковские нанофантомы.
Так что подобные интервью, знамо дело, только бумага и стерпит. В Рунет уже столько бы комментов накидали, что под ними исходный текстик заглох.
И поделом. Изводить леса на подобный бездуховный/бездушевный хлам – значит, губить идею гуттенбергова детища.
А в самом деле – останется ли печатная продукция? Помню, на сдаче кандминимума рассматривали мы 30 лет тому назад постулат «новые медиа только дополняют существующие, но не заменяют и не отменяют их».
Не было тогда Интернет как феномена коллективного творчества и коллективного разума (про «разум почему-то всплыла фраза Пушкина о Крылове «русский дух как он есть. Не поручусь, чтоб он отчасти не вонял». Не в смысле именно «русский», а в смысле «любой творческий», я так думаю).
Представилось, что останется печать на бумаге подлинно трудов – Булгакова, Достоевского, Лермонтова, Толстого (а хоть бы и обоих), Тютчев. Пусть в одном экземпляре для сформировавшихся любителей. Или, как на CeBIT показывали: Гуттенбергова Библия в цифре, которую можно перелистывать, вращать, ёрзать глазами по деталям.
Потому что когда мы с дочкой в Иерусалимском Храме ждали рассвета в пасхальную ночь, я читала евангельские страницы «Мастера» с дисплея ноута. И ничего – не мешало восприятию.
Именно факт наличия бумажной версии будет отделять вечное от проходного. Я тАк думаю.

Комментариев нет:

Отправить комментарий